четверг, 15 июля 2010 г.

Природа опухолей с позиции Германской Новой Медицины

Перевод с английского, адаптация и дополнения:Татьяна Морозова

Синдром Дирка Хамера
В феврале 1979 года доктор медицины Рик Герд Хамер занимал должность главного терапевта в онкологической клинике города Мюнхена в Германии. Основываясь на том, что все процессы, проходящие в организме человека, управляются из головного мозга, доктор Хамер начал анализировать результаты компьютерного сканирования мозга у больных раком. Туда же попали и его собственные результаты компьютерного сканирования.
Дело в том, что доктору Хамеру в декабре 1978 года был поставлен диагноз рака вскоре после трагической гибели его сына Дирка. Поскольку прежде он никогда серьёзно неболел, он сразу же предположил, что развитие ракового заболевания у него может быть непосредственно связано с трагической гибелью его сына.

Смерть Дирка и собственный опыт перенесённого рака побудили д-ра Хамера взяться за исследование личных историй других пациентов с онкологическими диагнозами. Он быстро установил,что, подобно ему самому,
все эти люди прошли через исключительно стрессовые переживания, прежде чему них развился рак.

В ходе своих многолетних исследований он обнаружил, что, не только рак, но и «любая болезнь» возникает в результате шокового конфликта, когда на нас неожиданно обрушивается тяжёлый эмоциональный удар, к которому мы оказываемся совершенно не готовы. В память о своём сыне Дирке доктор Хамер назвал это непредвиденное стрессовое событиеСиндромом Дирка Хамера (СДХ).
Говоря психологическим языком, СДХ – это очень личностно окрашенное травмирующее событие обусловленное нашим прошлым опытом, нашими уязвимостями индивидуальными особенностями восприятия ценностями и убеждениями. Более того СДХ – это не просто психологический,но, скорее, биологический конфликт, который может быть понят только в контексте нашей эволюции.

Животные переживают такие биологические конфликты прямым образом, к примеру, неожиданно теряя  своё  гнездо  или  занимаемую  территорию,  своё  потомство, оказавшись  разлучёнными  со  своей  парой  или  стаей,  при  непредвиденной  угрозе голода или смерти.

Поскольку человеческий ум с течением времени обрёл способность мыслить фигурально, мы способны переживать эти биологические конфликты также и в переносном  смысле.  К  примеру,  мужчина  может  пережить « конфликт  утраты территории» при неожиданной потере своего дома или работы; женщина переживает «конфликт  в  гнезде» при  сильном  беспокойстве  за  благополучие «одного из членов своего  гнезда»; «конфликт  из-за  брошенности»  переживается  в  результате непредвиденного  развода  или  попадания  в  больницу;  дети  нередко  страдают  от «конфликта отделения», когда мама решает вернуться к работе, или  когда родители перестают жить вместе.

>На более чем 40000 историях болезни доктор Хамер установил, что, когда мозг получает этот шоковый удар, то одновременно поражается орган или ткань тела, которые этот пораженный участок мозга контролирует.

Если в это время провести компьютерную томографию (КТ), то на томограмме мы сможем увидеть эту область поражения в виде резко очерченных колец, похожую на мишень в тире. В 1989 году производитель томографического  оборудования  компания  Сименс  дала гарантию,  что  эти  кольцевые  образования  не  являются артефактами, созданными аппаратурой. На томограммах, сделанных на современном оборудовании, эта область выделяется как область уплотнения ткани мозга. Её назвали очагом Хамера (ОХ), в честь доктора Хамера, который первым этот очаг описал.
Реакция органов на СДХ, двухфазность течения заболеваний и основное направление в терапии ГНМВ зависимости от того, где находится ОХ в мозге, контролируемый им орган может отвечать либо разрастанием своей ткани и мы видим рост опухоли, либо может отвечать уменьшением своей ткани, и мы наблюдаем изъязвление органа.
">Какой конкретно будет реакция органа или ткани на конфликт – приростом илиутратой органической ткани, определяется тем, как они связаны с эволюционным развитием мозга. Об этом мы будем говорить подробнее в этой статье чуть ниже.
Возьмём, к примеру, аденокарциному Наши лёгкие состоят из миллионов лёгочных альвеол (крошечные воздушные пузырьки), в которых происходит обмен газов: через них в кровь поступает кислород, а из крови выделяется углекислый газ. Без лёгочных альвеол мы не могли бы дышать.

Доктор Хамер обнаружил, что поражение лёгочных альвеол наступает при биологическом конфликте, связанном со страхом смерти, потому что в биологическом смысле смертельная паника приравнивается к невозможности дышать.

Клетки альвеол мгновенно начинают размножаться, образуя опухоль лёгких. Опухоль будет продолжать расти до тех пор, пока страх перед смертью будет активным.

В отличие от общепринятой точки зрения официальной медицины, увеличение числа клеток лёгких не является бессмысленным процессом. Он служит вполне определенной биологической цели, а именно способствует расширению возможностей легких к обмену газами, давая тем самым человеку дополнительный шанс на выживание.

ствола мозга, которая всегда поражается при СДХ под названием «страх смерти».

В  большинстве случаев страх смерти был вызван постановкой онкологического диагноза, воспринятого пациентом  как «смертный  приговор».  Учитывая,  что  курение  становится  всё  менее популярным, это  обстоятельство проливает новый  свет на загадочный рост случаев заболеваний раком лёгких («болезнь-убийца №1») и ставит под вопрос утверждение о том, что само курение является причиной заболевания раком лёгких.

Так как излечение может произойти только после Разрешения биологического Конфликта (РК), то главным моментом в терапии Германской Новой Медицины (ГНМ) является выявление и разрешение изначальных ударных биологических конфликтов.
В случае развития аденокарциномы лёгких, биологический конфликт страха смерти может быть урегулирован, например, через укрепление надежды и взращивание оптимизма и, конечно же, прежде всего, через понимание естественной защитной функции клеток альвеол на эту смертельную опасность. После этого опухоль перестает расти.

Очень важно создать атмосферу, свободную от панического страха смерти, с тем, чтобы человек смог начать, провести, а затем и завершить процесс заживления без опасности возникновения нового рецидива.

После разрешения конфликта у человека появляется кашель и выделяется мокрота с кровью, в которой можно обнаружить микобактерии туберкулёза.

Для классической медицины такая симптоматика будет означать одно –туберкулёзный процесс в открытой форме. В то время, как в свете ГНМ, этот кашель с кровавой мокротой будет означать лишь то, что идёт процесс исцеления и опухоль разрушается, а ее остатки выходят с кашлем и мокротой.

В ходе эволюции часть микроорганизмов взяла на себя функции по освобождению организма от тех тканей, надобность в которых отпадает.  Для каждой ткани есть свой вид микроорганизмов-утилизаторов. Для лёгочной ткани в качестве таких микроорганизмов выступают микобактерии туберкулёза.

Если микобактерии туберкулёза отсутствуют из-за проведённой противотуберкулёзной вакцинации, чрезмерного использования антибиотиков или химиотерапии, то опухоль инкапсулируется и остаётся на месте. Однако,  будучи  обнаруженной  во  время  прохождения медицинского  обследования,  такая  инкапсулированная  опухоль  может  послужить основой  для  постановки   диагноза « рака»,  и  потенциально  для  вызванного  этим диагнозом  шокового  конфликта  с  новыми  симптомами.  При  должном  понимании биологических  законов  развития  болезней  этот  фактор  потенциально  может  быть учтён и заблаговременно устранён.

То, что было сказано о процессе исцеления рака лёгких, применяется в равной степени к раку пищевода, толстой кишки, почек, печени, простаты, матки и молочных желёз. Все эти виды раков также связаны с определенными типами биологических конфликтов, которые доктор Хамер выявил на основании тысяч историй заболеваний.




Например, рак молочных желез, согласно открытиям доктора Хамера, представляет собой следствие конфликта «мать-ребёнок»,  либо «переживаний из-за партнёра». Женщину  может  поразить  СДХ,  когда  её ребёнок серьёзно ранен, тяжело болен или ему угрожает смертельная опасность.
Во время активной фазы конфликта клетки молочной  железы  постоянно  размножаются,  образуя  опухоль.  Биологический  смысл такого  размножения  клеточной  ткани – увеличение  способности  к  производству большего количества молока для страдающего ребёнка, чтобы ускорить его исцеление.
Каждая женская особь равно как у млекопитающих, так и у людей рождается  с такой древней Специальной Биологической Программой (СБП), отвечающей на ситуации подобного типа. Множество случаев, изученных доктором Хамером, показали, что  у женщин даже в период, не связанный с кормлением ребёнка, развивается опухоль грудных желез в результате навязчивых переживаний за благополучие  любимых (ребёнка,  попавшего  в  беду,  больного  родителя,  или  даже близкой подруги, ставшей причиной этих переживаний).

Компас ГНМ - Онтогенетическая система

Что ещё объединяет все перечисленные выше органы - лёгкие, молочные железы, пищевод, кишечник, почки, печень, простату и матку - так это то, что все они управляются из старого (древнего) мозга, представленного стволом мозга и мозжечком. А потому для них характерна реакция роста тканей в первую активную фазу биологического конфликта – смотри рисунок ниже.
Иное будет характерно для органов, находящихся под управлением молодого мозга, представленного промежуточным мозгом и корой больших полушарий. К ним относятся, например, яичники, яички, кости, лимфатические узлы, эпидермис, стенка шейки матки, бронхиолы, коронарные сосуды, протоки молочных желез  и  т.д..
Эти органы будут реагировать на неожиданное шоковое воздействие – СДХ, потерей ткани. Как пример - некроз яичка. И снова изменение тканей происходит не случайно, а по вполне определенным биологическим причинам.




Возьмём,  к  примеру,  ткани  протоков  молочных  желез.  Поскольку  сквамозные эпителиальные ткани  протоков молочных желез  развились  значительно позже самих молочных желез, эта более молодая ткань контролируется со стороны более молодой части мозга,  а  именно коры головного мозга.  Биологический  конфликт, поражающий протоки молочных желез – это «конфликт отделения», который переживается так же, как  ситуация,  когда «моего ребёнка (или  моего  партнёра)  отбирают  от  моей груди». 
<Женская особь млекопитающих страдает от такого конфликта, когда у неё убивают или забирают  детёныша.  Естественной  реакцией  на  такой  конфликт  становится изъязвление  ткани  протоков  молочной  железы.



Смысл  такой  потери  тканей – увеличение  диаметра  протоков,  потому  что  увеличенные  протоки  в  отсутствие естественного  их  использования  позволяют  легче  освобождаться  от  образуемого молока  и  избегать  его  застоя  в  грудной  железе.  Мозг  каждой  женщины запрограммирован  на  такую  биологическую  реакцию. 
Поскольку  женская  грудь, выражаясь  биологическим  языком,  служит  синонимом  заботы  и  вскармливания, женщины зачастую переживают подобный конфликт при неожиданном расставании с любимым человеком, о  котором  они привыкли усердно заботиться.  В ходе активной фазы конфликта почти не ощущаются физические симптомы, кроме лёгкого давления в грудных железах время от времени.
После же того, как биологический конфликт, вызвавший изъязвление тканей в активную фазу будет урегулирован, начнётся вторая фаза - фаза разрешения конфликта, которая будет сопровождаться ростом клеток, которые будут заполнять освободившееся в результате изъязвления пространство. И тут мы будем находить опухоли яичников или яичка, рак шейки матки, рак бронхов и гортани, лимфомы, а также различные саркомы.В соответствии со знаниями традиционной медицины все эти виды раков считаются злокачественными. В свете же ГНМ образование этих опухолей говорит о начавшейся фазе разрешения биологического конфликта.
Сканирование  мозга  и  тщательное  изучение  истории  болезни очень важны для установления факта нахождения пациента в активной или исцеляющей стадии  конфликта.  Если  всё  ещё  длится  активная  фаза,  то  необходимо определить  первоначальный  СДХ  и  разработать  стратегию  разрешения конфликта.  Критически  важно  подготовить  пациента  к  проявлению  симптомов  фазы исцеления  и  их  потенциальных  осложнений.  Все  эти  симптомы  полностью предсказуемы!




Метастазы под вопросом

Широко распространённая теория происхождения метастазов,  утверждающая, будто раковые клетки распространяются по кровеносным и лимфатическим сосудам и способны вызывать образование опухолей в новых  местах,  оказывается,  по  словам  доктора  Хамера, «чистой  академической фикцией».
Клетки вообще и раковые клетки в частности, ни при каких обстоятельствах не  способны  изменить  свою  гистологическую  структуру  или  преодолеть  барьер происхождения от конкретного эмбрионального слоя.К примеру, клетка опухоли лёгких, эндодермальная  по своему происхождению и управляемая стволом мозга (древним мозгом),  размножающаяся  только  в  активной  фазе  конфликта,  никак  не  может трансформировать себя в  клетку  кости,  мезодермальную по своему происхождению, управляемую  со  стороны  промежуточного мозга (молодого  мозга),  которая  в  активной  фазе конфликта  только дегенерирует за счёт  утраты  кальция.
В сценарии «метастазы рака лёгких в кости» клетки рака лёгких в действительности могли бы только проделать дыру (т.е.  утрату  клеток! – процесс,  обратный  раку)  в  какой-нибудь  кости  тела. 

Также следовало бы спросить себя:




  • Почему раковые клетки так редко «распространяются» на ближайшие к  ним  ткани,  например,  из  матки  на шейку  матки? 
  • Если  раковые  клетки распространяются  по  кровяному  руслу,  то  почему  донорскую  кровь  не  проверяют  на наличие  раковых  клеток? 
  • И  почему  у  раковых  больных  не  обнаруживаются множественные опухоли стенок кровеносных сосудов?
В августе 2004 канадская газета Globe and Mail опубликовала статью, озаглавленную «Исследователи проводят анализы крови при раке груди», содержащую откровенные признания: «Попытки обнаружить опухолевые клетки в кровеносном русле продолжаются уже 10 лет…» и «до сих пор не существует технологии, которая смогла бы достоверно отличить раковые клетки от миллионов красных и белых клеток крови, содержащихся  в  пробирке  с  человеческой  кровью». 
Несмотря  на  то,  что  попытки отнюдь  не  прекращаются (как  свидетельствует  статья),  не  следует  ли  из  неё,  что «метастазная» гипотеза только дезинформирует общественность, запугивая до смерти миллионы пациентов в течение десятилетий?

Безусловно,  доктор  Хамер  не  оспаривает  факт  существования  вторичных  раковых очагов,  но  эти  последующие  опухоли  вызваны  вовсе  не  мигрирующими  раковыми клетками, чудесным образом трансформировавшимися в клетки совсем иного типа, но, очевидно,  новыми  шоковыми  конфликтами. 

Новые  СДХ  могут  вызываться дополнительными травмирующими переживаниями в ходе жизни или психологическим шоком  от  постановки  плохого  диагноза.  Как  уже  говорилось,  неожиданный онкологический диагноз или «обнаружение метастазов» способны вызвать сильный страх смерти (приводящий  к  раку  лёгких)  или  какой-либо  иной  тип  шока  в  результате постановки  диагноза,  вызывая  тем  самым  образование  новых  очагов  рака  в  других частях тела.

Во  многих случаях пациенты не доходят до фазы исцеления, поскольку сильнейший  стресс  ослабляет  их  до  такой  степени,  что  шансы  пережить  высоко токсичную химиотерапию у них сводятся к минимуму.

После рака лёгких наиболее часто встречающийся тип рака – рак костей. Доктор Хамер обнаружил,  что  наши кости биологически связаны  с  нашей  самооценкой  и чувством собственного  достоинства.  Таким  образом,  узнать,  что  ты  болен « смертельной болезнью», особенно такой, которая предположительно «распостраняется по телу как пожар»,  равносильно  такому  представлению,  как «теперь  я  бесполезен», и  вот  уже кости, близкие к тому месту, где мы чувствуем свою «бесполезность», начинают терять кальций (в  случае  рака груди  рак  часто  поражает  грудину  или  рёбра). 

Так же  как  в   случае переломов костей, смысл биологической программы (и «болезни») проявляется в конце фазы исцеления. Когда фаза восстановления ткани завершена, кости в этом месте  становятся  значительно  сильнее,  тем  самым  гарантируя  лучшую подготовленность на случай новых «конфликтов самообесценивания».
Природа опухолей мозга
Как только конфликт разрешен, наступает фаза исцеления повреждений мозга, а также психики и соответствующего органа. Так же, как в случае с заживлением любой раны, образуется отёк, чтобы защитить восстанавливающуюся нервную ткань. Эти изменения отчётливо  видны  на  томографических  снимках  мозга:  чётко  очерченные концентрические кольца начинают растворяться в отёке и проявляются как смазанные, нечёткие и тёмные.


На  пике  фазы  исцеления,  когда  отёк  мозга  достигает максимального  размера,  мозг запускает  мощный  быстродействующий  механизм  удаления  отёка.  В  терминологии ГНМ  этот  регулятивный  процесс  носит  название « эпилептоидный  кризис» (ЭК). 
В течение  этого  кризиса  весь  организм  на  короткое  время  переходит  в  состояние симпатикотонии, т.е. перепроживания типичных симптомов активной фазы конфликта, таких,  как  холодное  потоотделение,  похолодание  конечностей,  ускоренное сердцебиение и тошнота.

Интенсивность и длительность этого запрограммированного кризиса  определяется  интенсивностью  и  продолжительностью  предшествующего конфликта.  Сердечные  приступы,  инсульты,  приступы  астмы  и  эпилептические припадки – вот  лишь  некоторые  примеры  того,  что  случается  в  этот  критический поворотный  момент. 




У человека сердечный инфаркт будет заметен клинически только в том случае, если конфликт длился не менее 3-4 месяцев. Однако если конфликт длился больше года, а начало второй фазы просмотрели, то обычно это заканчивается смертью.
>После  того,  как  отёк  ликвидирован,  нейроглия – соединительная  ткань  мозга, обеспечивающая  структурную  поддержку  нейронам – заполняет  место  повреждения для восстановления нормального функционирования нервных клеток, пострадавших от шокового конфликта (СДХ).

Эта соединительная ткань, дающая на КТ при введении йодного контрастного вещества белый цвет, как правило, принимается за опухоль мозга и срочно оперируется.

Доктор Хамер уже в 1981 году установил, что «опухоль мозга» не является болезнью как таковой, но всего лишь симптомом фазы исцеления, протекающей  также  и  на  уровне  органа (под  управлением  соответствующей  части мозга, одновременно самой проходящей восстановительный процесс). Таким образом, «метастазы рака мозга» как таковые также не существуют. 




Классификация раковых опухолей в свете ГНМ

В рамках ГНМ впервые были разработаны биологические критерии для классификации раковых опухолей, в связи с законами эмбриологии и эволюционной науки. Выводы доктора Хамера помогают найти ответы на давно задаваемые вопросы, на которые в традиционной онкологии нет ответов:
Почему некоторые клетки тела вдруг начинают размножаться?






  • Почему опухоль растет на определенной части тела?








  • Какие конкретно стрессовые ситуации провоцируют рост опухоли?







  • И для тех, кто прочитал эту статью, также уже не является секретом, почему опухоль, которая растет во время второй фазы разрешения конфликта как часть процесса восстановления совершенно иного качества, чем опухоль, которая растет во время первой активной фазы конфликта, где она выполняет естественную защитную роль в битве за выживание.
    Зациклившись только на наличии опухоли, и отрицая двухфазность течения каждого заболевания, традиционная медицина трактует клетки рака как те, что работают на самих себя. И если не держать их в узде посредством химиотерапии, облучения или если не удалять их хирургическим путём, то в конечном итоге эти клетки убьют организм. В результате этой догматической точки зрения, слово "рак" само по себе стало синонимом безысходности, страха и отчаяния.

    На основе природных биологических законов, которые определяют причины, развитие и процесс выздоровления от рака, деструктивные раковые доктрины больше не должны сохраняться. Обширное исследование доктора Хамера по раку показывает, что стандартная классификация опухолей, как "доброкачественных" или "злокачественных" становится излишней.

    Природа не имеет никакой злокачественности. Природа всегда работает целенаправленно для обеспечения собственного выживания. Так как мы, люди, являемся частью природы, о чём мы зачастую забываем, то и в нас работает программа, направленная на наше максимальное выживание и благоденствие.
    2006 Кэролайн Марколин
    2010 Татьяна Морозова, перевод

    Комментариев нет:

    Отправить комментарий